Hinweis: Diese Seite ist auch auf russisch verfügbar. Klicken Sie hier, um zur russischen Seite zu gelangen.

Дорогие друзья!

Мы приветствуем Вас на русско-немецком сайте Кая Элерса!
После полугодовалого перерыва мы рады предоставить вновь Вашему вниманию текущие публикации Кая Элерса в переводе на русский язык.
Мы - это команда переводчиков, объединившихся с важной на наш взгляд целью донести до русскоязычной общественности критические статьи немецкой публицистики.
Помимо актуальных текстов мы постараемся восполнить пробел и предоставить Вашему вниманию также и предыдущие статьи и публикации Кая Элерса.
С наилучшими пожеланиями, команда переводчиков и, разумеется, Кай Элерс.

22 февраля 2014 – год спустя

19.02.2015

Спустя год после событий 22 февраля 2014 года, предвестником которых стал Майдан, через несколько дней после провала наступательной операции киевских силовиков на востоке страны, когда наступил переломный момент в решении вопроса о том, произойдет ли дальнейшая эскалация конфликта с вовлечением в него иностранных держав или же будет проведен (хотя бы предварительный) раунд политических переговоров, а также ввиду того, что украинская война обрастает все новыми легендами и мифами, стоит вспомнить о некоторых фактах.

Однако сначала хотелось бы поделиться мнением, опубликованным на одном бизнес-портале в интернете несколько лет назад. Портал называется «karrierebibel». В статье от 13 октября 2007 года под заголовком «Urbane Legenden – Die Macht der Wiederholung» («Современные легенды – сила повторения») некий Йохен пишет: «Повторения могущественнее правды. Таков главный вывод одного интересного исследования профессора психологии Мичиганского университета Норберта Шварца, в основе которого лежит исследование, проведенное им вместе с психологом Милтоном Лепкиным (sic!) в 1945 году. Уже тогда ученым удалось выяснить, что люди больше верили, к примеру, ложной военной пропаганде, чем чаще они ее слышали. На самом деле, начиная с какого-то момента наш мозг не может отличить источник слухов от источника информации. Другими словами: нет никакой разницы в том, слышим ли мы одну и ту же информацию от нескольких разных (и заслуживающих доверия) людей или же все время только из одного и того же источника. Это подтвердил и результат эксперимента Кимберли Уивер из Института социологических исследований Мичиганского университета. Принцип современных легенд таков: людям нужно как можно чаще вдалбливать какую-нибудь чушь, пока они не начнут думать, что это правда.

Звучит ужасающе, не правда ли? Результаты исследований ясно показывают, что пока негативная информация (sic!) будет повторяться вновь и вновь, ни замена ложной информации на правдивую, ни противостояние всяким вздорным выдумкам мало чего изменят. В результате чушь только еще надежнее закрепится в нашей памяти, и по истечении какого-то времени мы будем вспоминать о ней как о правде. В этом месте (sic!) серое вещество нашего мозга работает как кэш-память в Google: если данные попали туда хотя бы раз, удалить их сети уже почти невозможно. И это делает нас крайне уязвимыми для манипуляций».[1]

Давайте хотя бы кратко вспомним, какие процессы привели к событиям на Украине, не повторяя легенды и мифы, которыми они сейчас все больше и все чаще обрастают. А в следующей статье мы еще раз остановимся на самих событиях.

Стратегическая концепция США

Самое позднее с 1991 года США активно преследуют стратегию сохранения мирового господства, выпавшего на их долю после распада СССР. Контроль над евразийским пространством имеет для США центральное значение. Придерживаясь этой стратегии, они идут по стопам Британской империи, которая, руководствуясь подобными идеями, вступила в Первую мировую войну с целью настроить Россию и Германию друг против друга. Хэлфорд Маккиндер разработал теорию мирового острова (Европа, Азия, (Северная) Америка) и расположенного в его центре хартленда, «сердца земли» (практически Российская империя тех времен). Известно основное положение теории Маккиндера: «Тот, кто правит Восточной Европой, владеет сердцем земли. Тот, кто правит сердцем земли, владеет мировым островом. Тот, кто правит мировым островом, владеет миром».[2]

Опыт Британской империи и теория Маккиндера являются основой сегодняшней «стратегии гегемонии» США, прочесть о которой можно в трех книгах Збигнева Бжезинского, написанных в 1996, 2006 и 2012 годах. В предисловии к изданию 1996 года говорится: «Евразия, тем самым, является шахматной доской, на которой и в будущем будет вестись борьба за мировое господство» (стр. 16). Об этом уже знали Сталин и Гитлер. «Оба были едины во мнении, что Евразия является центром мира, и, следовательно, тот, кто владеет Евразией, владеет миром». Спустя полвека вновь встает вопрос: «Будет ли господство Америки в Евразии долговечным, и в каких целях им можно воспользоваться?» (стр. 16).

А затем совсем, скажем, по-демократически (ведь, что касается партийных предпочтений, Бжезинский – пламенный демократ): «Американская политика должна, в конечном итоге, быть движима представлением о лучшем мире: представлением о формировании основанного на эффективном сотрудничестве мирового сообщества в соответствии с долгосрочными тенденциями и фундаментальными интересами человечества. Но пока этого не произошло, нельзя допустить появления в Евразии соперника, который бы подчинил себе евразийский континент и тем самым представлял бы угрозу Америке» (стр. 16).

И еще раз более конкретно: «Хотя США расположены далеко, они тем не менее очень заинтересованы в сохранении геополитического плюрализма в постсоветской Евразии. В качестве все более важного, даже если и не напрямую действующего игрока, который заинтересован не только в разработке ресурсов региона, но и в предотвращении того, чтобы Россия одна господствовала на этом геополитическом пространстве, США, затаившись, ждут удобного момента. Помимо своих далеко идущих геополитических целей в Евразии США преследуют и собственные растущие экономические интересы, а также интересы Европы и Дальнего Востока в получении беспрепятственного доступа к этому до сих пор закрытому для Запада региону. В этом ведьмином котле геополитических сил на карту поставлены получение доступа к потенциально огромному богатству, достижение национальных и/или религиозных целей и безопасность. В первую очередь речь идет о доступе в регион, который Москва вплоть до распада Советского Союза могла контролировать одна» (стр. 203).

Уже ясно? Однако под подзаголовком «США наготове» еще раз конкретно говорится: «Следовательно, первостепенным интересом Америки является помощь в обеспечении того, чтобы ни одна держава не могла контролировать этот регион, и чтобы мировое сообщество имело к нему беспрепятственный финансовый и экономический доступ» (стр. 215).

В рамках этой стратегии Европейский союз и Япония являются плацдармами, откуда должно идти установление господства над Евразией, и чьи совместные действия с Россией или Китаем должны быть обязательно пресечены. И тут Бжезинский прямо говорит: «Если говорить языком более жестоких времен древних империй, то три большие обязанности имперской геостратегии гласят: предотвращение сговора между вассалами и сохранение их зависимости в вопросах безопасности, сохранение покорности и защита облагаемых данью государств, недопущение объединения „варварских народов“» (стр. 66). Примером тому в настоящее время являются планы заключения соглашений о создании Трансатлантической и Транс-Тихоокеанской зон свободной торговли (ТТИП, Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, и ТТП, Транс-Тихоокеанское партнерство). С их помощью США вместе с Японией и ЕС/Германией пытаются экономически изолировать и ослабить две евразийские державы, в которых они видят угрозу своей гегемонии – Россию на западе и Китай на востоке.

Перераспределение зон влияния

Последовательное расширение НАТО и ЕС на восток, систематическая поддержка «цветных революций» в бывших советских республиках, в Грузии в 2003 году, на Украине в 2004 году, в Киргизии в 2006 году, неудавшаяся попытка в Белоруссии в 2006 году, размещение систем противоракетной обороны и военных баз вдоль границ России стали явными примерами реализации разработанной Бжезинским «стратегии гегемонии», преследуемой с момента объединения Германии в 1989 году, а затем ускоренными темпами – после распада СССР и роспуска Организации Варшавского договора в 1991 году.

Различаются четыре этапа:

- от объединения Германии до распада СССР,

- от начала расширения ЕС и НАТО на восток и периода «цветных революций» до грузинской войны 2008 года,

- начиная с 2008 года – новая ориентация атлантического альянса при Бараке Обаме после грузинской войны: ЕС переходит от политики непосредственного расширения к «новой политике соседства». Примером тому являются соглашения об ассоциации с государствами, расположенными на интеграционном пространстве между Россией и Евросоюзом,

- начиная с 2013 года атлантические силы переходят в глобальное наступление, форсируя соглашения о ТТИП и ТТП. Евразийский союз, объединяющий страны вокруг России, является существенной помехой этим планам.

Украина как «ударный клин»

В великих планах установления контроля США над Евразией Украине с самого начала отводится роль «ударного клина», нацеленного на «сердцевину» Евразии – Россию, с тем чтобы на корню пресечь ее возможное возрождение в качестве евразийской империи: «Украина, – пишет Бжезинский, – новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, геополитический поворотный пункт и центр тяжести, потому что само ее существование в качестве независимого государства способствует трансформации России. Без Украины Россия уже не является евразийской империей» (стр. 74).

И, следовательно: «Решимость Украины сохранить свою независимость, была поддержана извне. Несмотря на то что Запад и прежде всего Соединенные Штаты слишком поздно осознали геополитическое значение суверенного украинского государства, в середине 90-х годов и Америка, и Германия стали ревностными сторонниками самостоятельности Киева. В июле 1996 года американский министр обороны заявил: „Нельзя переоценить значение независимой Украины для безопасности и стабильности всей Европы“, а в сентябре канцлер Германии, невзирая на свою сильную поддержку Бориса Ельцина, пошел еще дальше, заверив, что прочное место Украины в Европе не может больше никем подвергаться сомнению, и что больше никто не имеет права оспаривать независимость и территориальную целостность Украины» (стр. 166).

То, о чем Бжезинский так ясно писал еще в середине 90-х годов, он повторил в книге, опубликованной в 2006 году под названием «Еще один шанс», дав в ней оценку произошедшим событиям, а затем в изданной в 2012 году новой книге «Стратегический взгляд». Его идеи еще раз были возведены в ранг программы на Мюнхенской конференции по безопасности в рамках сформулированного Керри «ренессанса трансатлантического альянса». И, конечно же, сам Бжезинский лично присутствовал на этой конференции. Это информация для тех, кто думает, что Бжезинский принадлежит к той категории людей, которые в старости уходят на покой.

Все остальное – наглядная демонстрация реализации этой стратегии. Она прослеживалась на переговорах о заключении соглашения об ассоциации с Украиной и в сделанном главой Еврокомиссии Баррозу на саммите ЕС-Украина в феврале 2013 года заявлении о том, что «невозможно интегрироваться в Таможенный союз и в то же время иметь углубленную и всеобъемлющую зону свободной торговли с ЕС» и что Украина должна «сделать свой европейский выбор». Канцлер Германии одобрила эту политику, заявив: «В нынешней ситуации членство в двух таможенных союзах невозможно».[3]

Идейным вдохновением и финансированием Тягнибока и Кличко с целью госпереворота, выделением со стороны США пяти миллиардов долларов на формирование демократической оппозиции, участием ведущих политиков ЕС и США на Майдане был подготовлен путч против Виктора Януковича, на «конференции по безопасности» в Мюнхене Кличко был «избран» на роль потенциального преемника Януковича, было положено начало вмешательству в дела Украины с целью смены режима в Киеве.

Растущая и бдительная глобальная конкуренция

Гегемонии Запада противостоит часть мира, которая все больше выходит из-под контроля, удерживаемого «единственной сверхдержавой» с 1991 года. Это можно было бы назвать постколониальной волной глобальной эмансипации. Бжезинский говорит о «political awakening of people» («политическом пробуждении людей»), противостоящем слабеющей сверхдержаве.[4]

Такие тенденции действительно могут вызывать опасения у США. В 1996 году Россия, Китайская Народная Республика, Казахстан, Киргизия и Таджикистан объединились в «Шанхайскую пятерку». В 2002 году Шанхайской организацией сотрудничества, в которую вошел и Узбекистан, был принят устав. В 2006 году в качестве наблюдателя к ней присоединился Афганистан. В сентябре 2014 года Индия и Пакистан подали свои заявки на вступление в организацию, голосование по ним запланировано на июль 2015 года.

Опасными для США являются и координированные действия новых мировых игроков в лице группы БРИКС (как-никак в нее входят Бразилия, Индия, Китай, Россия, Южная Африка), которая созданием собственного Банка развития сейчас бросает вызов США даже в сфере, являющейся ядром американского господства, нанося удар по доллару как мировой валюте. Можно сказать, что на планете становится тесно.

С началом президентства Путина в 2000 году Россия стала активно выходить из стадии псевдо-колонии США. Путин заявил, что он намерен вновь превратить Россию в интеграционный узел Евразии. При этом он поставил под сомнение центральный элемент глобального доминирования США. Он возродил государство и экономику и начал проводить активную политику по установлению союзнических отношений со странами бывшего Советского Союза. В первые годы президентства Путина Россия вновь взяла под контроль собственные ресурсы. Арест Михаила Ходорковского знаменует возвращение России к самой себе.

На Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году Путин выступил против военных приключений США, в которые они пускаются по всему миру, а в 2008 году Медведев выдвинул предложение о создании новой архитектуры безопасности от Лиссабона до Владивостока, которое, однако, было отклонено ЕС. Вместо этого ЕС и НАТО пытались вовлечь Грузию и Украину в свои планы по расширению зоны влияния. Эти попытки закончились тем, что Россия, войдя в Грузию, впервые после распада Советского Союза сказала твердое «нет» дальнейшему вторжению ЕС и НАТО в сферы ее влияния.

Грузинская война 2008 года ознаменовала собой стратегический поворот в отношениях между Россией и ЕС, НАТО, США, то есть атлантического альянса:  ЕС перешел от политики расширения своих границ на восток к «новой политике соседства» путем заключения соглашений об ассоциации с близкими и дальними соседями, расположенными на границах между Россией и ЕС, продолжая при этом расширять на восток сферы своего влияния.

Одновременно с началом «новой восточной политики» представление Путина о евразийском интеграционном узле начало принимать конкретные формы в виде создания инициированного Казахстаном Евразийского союза. Вступление в силу договора о создании Евразийского союза, который вначале был задуман по образцу Евросоюза как экономический союз, было запланировано на 2015 год. Странами-учредителями стали Белоруссия, Казахстан и Россия с идеей привлечения Украины и других кавказских и среднеазиатских республик.

Из-за столкновения интересов ассоциационной политики Европейского союза и создания Евразийского союза, нацеленных на страны, расположенные между Россией и Евросоюзом, конфликт между интересами ЕС на востоке и интересами России на западе перерос в предполагаемую конфронтацию. Обострение противоречий между EС&EС, то есть Европейским союзом и Евразийским союзом, поставившего Украину перед выбором «либо-либо», однозначно является результатом западной, проводимой США политики, неизбежно вытекающей из стратегического постулата о «недопущении возрождения евразийской державы» и тем самым одним выстрелом убивающей нескольких зайцев. Эта стратегия направлена на предотвращение альянса между Россией и ЕС, и в частности между Россией и Германией, который может стать опасным для США; она ослабляет и Россию, и ЕС, в особенности Германию, лишая их возможности стать конкурентами США.

Объективное осмысление

Госпереворот в Киеве и все другие события можно понять только исходя из этой ситуации. По существу, они стали результатом возросшего противоречия между ослабевающей однополярной гегемонией США и растущими по всему миру силами. Путин недвусмысленно дал понять это на Валдайском форуме в Сочи в октябре 2014 года, выступив с речью, в которой он осудил США как глобального поджигателя войны, предложив вместо этого создать совместную новую глобальную архитектуру безопасности.

В этом ракурсе вполне понятно, что защитники современного, еще господствующего порядка видят своего противника в России, а точнее в Путине как человеке, определяющем в настоящее время дух России, потому что он ставит под сомнение этот порядок и делает это не только для России, но и для всех тех сил, которые сегодня хотят освободиться от позднеколониальных оков американского господства. В глазах представителей современного господствующего порядка, который они эвфемистически называют мирным порядком, вытесняя, не признавая или даже отрицая при этом глобальную кровавую реальность, уже само только требование установления нового порядка является агрессией, в крайнем случае непослушанием, за которое – естественно – нужно наказывать.

В действительности же гражданская война на Украине знаменует собой глобальный конфликт интересов внутри господствующей сегодня экономической системы, который уже не может быть разрешен в самой системе. Перспективой может стать только переход к сотрудничеству в сфере экономики и политики – все остальное напрямую нацелено на военное решение конфликта: будь то в виде размножающихся опосредованных войн, включая войны на европейской земле, или в виде масштабного противостояния. Взаимные обвинения лишь отвлекают от поиска иных, отличных от военного путей разрешения конфликта.


[1] https://www.google.de/#q=urbane+legenden+-+die+macht+der+wiederholung

[2] Zbigniew Brzezinski, Die einzige Weltmacht.  Amerikas Strategie der Vorherrschaft, Fischer tb 14358, стр. 63 и все последующие цитаты Бжезинского из этой книги

(Номера страниц указаны согласно изданию на немецком языке. Книга Збигнева Бжезинского издана на русском языке под названием «Великая шахматная доска: господство Америки и его геостратегические императивы» – примеч. перев.)

[3] Пресс-конференция канцлера Германии, посвященная заседанию Европейского совета 19 и 20 декабря 2013 г.

[4] Zbigniew Brzezinski, Strategic Vision, Basic Books, New York, 2012, стр. 26 и послед.

(Номера страниц указаны согласно оригиналу. Книга Збигнева Бжезинского издана на русском языке под названием «Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис» – примеч. перев.)

 

Перевод: Наталья Шлютер

Статьи "Flattr"


Flattr это система микроплатежей. Более точно, это система микропожертвований, открытая для публичного доступа в мае 2010 года только по приглашениям, а затем открытая для свободного доступа 12 августа 2010. Flattr — проект, начатый Peter Sunde и Linus Olsson. Пользователи могут платить маленькое количество денег каждый месяц(минимум 2 евро), а после нажимать кнопки Flattr на сайтах для того чтобы разделить деньги, которые они отдали, между сайтами наподобие интернет банки для пожертвований. (Слово "flattr" используется как глагол, для того чтобы обозначить платежи через систему Flattr, таким образом, когда пользователь нажимает на кнопку Flattr, и он одновременно вошёл на сайт Flattr, такие действия называются "flattring".) Sunde сказал, «Мы хотим поощрять людей делиться деньгами и творчеством». (Материал из Википедии)