Hinweis: Diese Seite ist auch auf russisch verfügbar. Klicken Sie hier, um zur russischen Seite zu gelangen.

Дорогие друзья!

Мы приветствуем Вас на русско-немецком сайте Кая Элерса!
После полугодовалого перерыва мы рады предоставить вновь Вашему вниманию текущие публикации Кая Элерса в переводе на русский язык.
Мы - это команда переводчиков, объединившихся с важной на наш взгляд целью донести до русскоязычной общественности критические статьи немецкой публицистики.
Помимо актуальных текстов мы постараемся восполнить пробел и предоставить Вашему вниманию также и предыдущие статьи и публикации Кая Элерса.
С наилучшими пожеланиями, команда переводчиков и, разумеется, Кай Элерс.

Порошенко – Сказки на крови

19.01.2015

Одновременно с возобновлением артобстрела городов Донецк и Луганск, фактически грубым нарушением минского договора в связи с военным наступлением Киева на народные республики, в газете «Frankfurter Allgemeine Zeitung» 19 января 2015 года было опубликовано обращение украинского президента Петро Порошенко к Европе.

Под безобидным заголовком «Европейские ценности не продаются» Порошенко призывает Европу объединиться с Украиной и под лозунгом «Я – украинец» защитить европейские ценности от террора. Со словами «Мы – Европа, и вместе мы непобедимы» он заканчивает свое обращение.

Этот текс настолько правдив и ясен, что было бы непростительно оставить его только публике газеты «Frankfurter Allgemeine Zeitung». Поэтому постараемся его здесь представить и прокомментировать.

«Несколько недель назад, – говорит Порошенко,- я встречал в киевском аэропорту 146 украинских военнопленных, которых мы смогли освободить из промышленного района Донбасса – людей, перенесших пытки и унижения, однако не потерявших свой боевой дух. Военнопленных русской гибридной войны против Украины, которая началась с аннексии Крыма и перенеслась на наши области Донецка и Луганска. Сегодня 7,6 процентов нашей территории находятся под контролем регулярных российских войск и проплаченных Россией профессиональных наемных военнослужащих»

Позвольте здесь остановиться и сконцентрировать внимание на главном посыле этого абзаца. Однако есть два вопроса, которые стоит задать: первый – почему Порошенко говорит о «военнопленных» и «войне», если его правительство категорически отказывается называть боевые действия на Украине войной, а называет их АТО, антитеррористической операцией; и второй – что он имеет ввиду, говоря о том, что «мы освободили» военнопленных, хотя речь в данной ситуации шла об обмене военнопленными с обеих сторон. Главный посыл его слов заключается в том, что «русская гибридная война» началась «аннексией Крыма», распространилась на области Донецка и Луганска, что «7,6 процентов нашей территории» находится под контролем «регулярных российский войск» и «профессиональных российских наёмников». А также что «эта война изменила своими действиями» не только «мою (Порошенко) нацию», но и «международный порядок в Европе и мире».

В этой вступительной речи почти все перевернуто с ног на голову. Конфликты вокруг Украины, которые привели к гражданской войне, начались отнюдь не с присоединения Крыма к Российской Федерации, не говоря уже о том, что это присоединение не было «аннексией», то есть вынужденным включением в состав другой страны. Это было решение населения Крыма посредством референдума о выходе его из состава Украины и добровольное вступление в состав Российской Федерации.   Более того, зарождение этих конфликтов пришлось на период распада Советского Союза, если ограничиться новейшей историей, и было сформулировано кроме прочих  Збигневом Бжезинским в стратегии США об упрочнении и расширении доставшегося Америке в связи с распадом СССР мирового господства. Основной задачей этой стратегии было изъятие Украины из сферы влияния России с целью ослабления последней, чтобы та в роли евразийской державы больше никогда не смогла стать соперницей США.

Данная стратегия имела множество этапов: расширение ЕС и НАТО на восток, оранжевые революции, переход от прямого расширения европейской сферы влияния к так называемой европейской политике соседства, которая явно и во всевозрастающей степени сделала Украину причиной противоречия между Россией и Европейским Союзом. Далее последовало Соглашение об ассоциации – дилемма, перед которой Евросоюз поставил Украину, заставив выбирать между Евразийским и Европейский Союзом, при этом понимая, что это разрушит Украину, понимая, что тем самым Россия будет окончательно ослаблена. Если какой-нибудь политик из США или ЕС этого не осознавал, то это можно объяснить только лишь немыслимой глупостью.

Когда Янукович принимал решение по Соглашению об ассоциации, это было не российской правительство, кто предпринял попытку его свержения.  Даже напротив, Россия выделила Украине кредит, чтобы Янукович при угрожающем стране банкротстве не принимал решения, будучи в ситуации «или-или».  Под влиянием запада и им же финансируемый, ставший все более радикальным Майдан сверг президента Януковича, установил временное правительство, добившееся раскола Украины своим первым постановлением, направленным против русскоязычных частей страны, после которого сначала Крым, а затем и восточные области, чтобы защитить себя, потребовали автономии после проведенных референдумов. В Крыму это привело к отделению, восточные области были менее радикальны, сначала они потребовали лишь автономии в рамках федеративного государства – стремление, которое было решительно отклонено временным правительством, и на которое правительство с первого же дня ответило репрессиями. Все это имело последствия, приведшие к открытой гражданской войне.

Тот факт, что Россия оказывала кадровую и материальную поддержку вне рамок официальной интервенции, помимо принятия Крыма в свой состав и допуска добровольцев к восточным ополченцам, – конечно правда; однако это такая же правда, как и наличие западной поддержки киевской стороне. Таким образом, возникло что-то похожее на гибридную войну, необъявленную посредническую войну между Западом и Россией; причем абсолютной чепухой можно назвать утверждение, что 7,6% территории Украины находятся сегодня под контролем «регулярных российских войск». На Украине нет «регулярных российских войск» -  также, как и нет регулярных войск НАТО. Кто там есть – так это подразделения Киевской армии, секретные агенты и неконтролируемые незаконные вооруженные формирования и на востоке народные боевые дружины.

Je suis… je suis…

«Эта война изменила нашу нацию», – говорит Порошенко после вступительной части. «Она повлияла на международный порядок и изменила тем самым Европу и мир. «Революцией достоинства», известной в Европе под названием «Евромайдан», украинцы еще до войны доказали: Мы демократическая европейская нация. Но для того, чтобы выстоять в этой борьбе, все европейцы должны стать немного украинцами.  Они должны продемонстрировать солидарность в вопросах демократии и свободы. В духе президента Кеннеди, который однажды сказал в поддержку объединению Германии и свободе: «Я берлинец», или как миллионы европейцев вышли на улицы с лозунгом «Je suis Charlie» против терроризма, я призываю сегодня всех европейцев поддержать украинскую нацию. «Я украинец» – за ценности, которые нам в Европе так дороги.

Ужасный террористический акт 13 января, унесший жизни 13 мирных жителей и изувечивший еще 15 человек в автобусе в городе Волноваха на Донбассе, последовал за крушением борта МН17 и террористической атакой в Париже 7 и 9 января. Террористы стреляют по контрольно-пропускным постам нашей армии, через которые ежедневно проходят мирные жители – «Je suis Волноваха».

Да, эта война изменила Украину, Европу и мир – и изменяет до сих пор. Однако она не вызвала солидарности, не способствовала демократии, не привела к мирному изменению изжившего себя международного порядка.  Нет, она расколола Украину. На требование населения восточной Украины вести диалог Киевское правительство ответило попыткой военного давления.  Эта война стравила друг с другом Европу и Россию, причиняя ущерб друг другу двусторонними санкциями и тормозя развитие отношений, вместо того, чтобы как раньше сотрудничать на взаимовыгодных условиях. Эта война уготовила миру новую конфронтацию запада и востока, которая может привести к новым войнам.

«Я украинец»? – да, с удовольствием, если бы это означало говорить друг с другом о том, как остановить войну на Украине, как побудить все стороны к сохранению мира, к прекращению олигархического произвола, как поддержать право на самоопределение и автономию. А вместо этого – подстрекательство к новым агрессиям и продолжению военных действий против собственного народа, основываясь на происшествии в Волновахе, крушении Боинга МН17, на расстреле в Париже – что, по меньшей мере, странно, и что более немыслимо на разделе Германии.

Да, можно было бы сказать, что Украина везде, если бы целью, названной Порошенко «революцией достоинства» было раскрытие преступлений, которые повлек за собой переход от Майдана к временному правительству – поджег в Одессе, катастрофа самолета МН17, если бы мятеж на Майдане способствовал бы трансформации олигархического капитализма.

 

Невероятные изречения…

Вместо этого, в ходе всего обращения Порошенко звучали изречения, при чтении которых, несмотря на привычку видеть что-то подобное на страницах FAZ, все же удивляешься, почему эта газета даже просто из соображений журналистики  не отказала в публикации данной статьи или, по крайней мере, не посоветовала Порошенко откорректировать текст.

«Наши граждане не могут поверить в то, – говорит Порошенко, – что после всех уроков ХХ века в сердце Европы имеют место военнопленные. После уроков, которые должны были нас научить, что ценности важнее экономических интересов. Украина согласилась с необходимостью реформ, она твердо решила усилить свою обороноспособность. Однако вместе с тем наша нация на деле подтверждает намеченный путь к демократии, посредством свободы слова, развитием гражданского общества и защиты прав меньшинств. Как многие другие страны Европы, которые ведут политику национального диалога, толерантности и защиты наследия различных культур, Украина всегда относилась к своим национальным меньшинствам с огромным уважением.  Украина всегда пыталась возвратить справедливость народам, угнетенным во времена Советского Союза. Мы дали возможность крымским татарам вернуться на Крымский полуостров. Сталин и Советский Союз в ХХ веке отнял у тысяч людей их родину.

После аннексии Крыма Россией татары опять находятся под угрозой этноцида. В качестве беженцев они ищут помощи по всей Украине – также, как и беженцы из временно оккупированных частей Донбасса».

«Ценности важнее экономических интересов» – и это говорит один из богатейших людей Украины, правительство которой сейчас чудовищным образом снижает уровень социальных, медицинских и образовательных обязательств государства, и повышает тарифы на жизненно важные товары: воду, газ, электричество и другие услуги, увеличивает расходы на армию в целях усиления военных действий на востоке страны.

«Свобода слова, развитие гражданского общества и защиты меньшинств» – и это говорит человек, который в роли президента страны владеет собственным телевизионным каналом, его правительство создало «информационное министерство», которое должно контролировать национальную пропаганду, представителям оппозиционных партий в парламенте отключают микрофон, и они подвергаются угрозам. Призывающий к миру нарекается врагом государства. Журналисты и редакторы, честно исполняющие свою работу вопреки чудовищному давлению, подвергаются нападениям националистов, организаторы и участники погромов не призываются к ответственности, хотя имеются фото- и видеоматериалы разрушенных помещений.

Еще более забавны такие предложения как: Украина «всегда относилась к своим национальным меньшинствам с огромным уважением». На ум приходят погромы 20-х и 40-х годов прошлого столетия. Или же: Украина дала возможность крымским татарам вернуться на Крымский полуостров. Фактом является то, что татары были реабилитированы в 1967 году, начиная с 1988 года, им было разрешено возвращаться на остров, тогда Украина была еще Украинской ССР. Утверждение о том, что после «аннексии» Крыма татарам грозит этноцид, звучит даже как провокация очень уж неубедительно.

После всех описаний демократических качеств сегодняшней Украины во главе с Киевским правительством Порошенко подходит к главному вопросу, что же теперь делать. Вслед за сказанным не удивительно слышать от него следующее:

«Украина едина не только в ответственности «за» людей, но и «против» агрессора. Несмотря на ту ужасающую цену, которую мы уже заплатили, а именно множество человеческих жизней, две трети украинцев считают, что мы обязаны защищать Донбасс. Благодаря усилению нашей военной мощи в 2014 году сегодня мы готовы бороться за нашу страну. Только тот может оценить решимость украинской нации в борьбе за мир, кто посмотрит в глаза людей, защищающих сегодня демократию и человеческое достоинство на линии фронта».

Война – это мир, мир – это война – звучит на новоязе у Джорджа Оруэлла (прим. перев. новояз – вымышленный язык из романа – антиутопии Джорджа Оруэлла «Тысяча девятьсот восемьдесят четвертый»). Стоит только добавить, что все происходит в свете «Минского соглашения», соблюдение которого Порошенко вместе с Ангелой Меркель требует от «агрессора» – в то время как он сам проводит мобилизацию и новое наступление на восточные области страны. При этом он полностью солидарен с Ангелой Меркель, чье «непоколебимое» стремление к восстановлению «солидарной политики Евросоюза в отношении Украины», как он выражается, «мы очень ценим».

После всех этих громоздких высказываний Порошенко вскользь заявил о том, что Украина ведет также войну и с коррупцией, и с этой целью созданы «национальное антикоррупционное бюро», комиссия из девяти граждан Украины и других государств, следующих самым высоким моральным принципам. »А по окончании он щегольнул еще одним остроумным диалектическим замечанием: «Ирония русской агрессии», – сказал он, заключается в том, в она придает силы НАТО и ЕС в атмосфере нарастающего скептицизма по отношению к ЕC». – Как бы он в этом не ошибся.

Перевод: Евгения Семерня

Статьи "Flattr"


Flattr это система микроплатежей. Более точно, это система микропожертвований, открытая для публичного доступа в мае 2010 года только по приглашениям, а затем открытая для свободного доступа 12 августа 2010. Flattr — проект, начатый Peter Sunde и Linus Olsson. Пользователи могут платить маленькое количество денег каждый месяц(минимум 2 евро), а после нажимать кнопки Flattr на сайтах для того чтобы разделить деньги, которые они отдали, между сайтами наподобие интернет банки для пожертвований. (Слово "flattr" используется как глагол, для того чтобы обозначить платежи через систему Flattr, таким образом, когда пользователь нажимает на кнопку Flattr, и он одновременно вошёл на сайт Flattr, такие действия называются "flattring".) Sunde сказал, «Мы хотим поощрять людей делиться деньгами и творчеством». (Материал из Википедии)