Hinweis: Diese Seite ist auch auf russisch verfügbar. Klicken Sie hier, um zur russischen Seite zu gelangen.

Дорогие друзья!

Мы приветствуем Вас на русско-немецком сайте Кая Элерса!
После полугодовалого перерыва мы рады предоставить вновь Вашему вниманию текущие публикации Кая Элерса в переводе на русский язык.
Мы - это команда переводчиков, объединившихся с важной на наш взгляд целью донести до русскоязычной общественности критические статьи немецкой публицистики.
Помимо актуальных текстов мы постараемся восполнить пробел и предоставить Вашему вниманию также и предыдущие статьи и публикации Кая Элерса.
С наилучшими пожеланиями, команда переводчиков и, разумеется, Кай Элерс.

Россия станет центром евразийской интеграции

Переведено и опубликовано на сайте www.inosmi.ru

В ЕС не знают, то ли интегрироваться с Россией, то ли, следуя стратегии США, изолировать ее

Единство России с Европой
Утверждение, будто у России в долгосрочной перспективе нет иного шанса, кроме политического объединения с Европой, можно считать правильным только с совершенно определенными допущениями. Таков ответ Кая Элерса на один из главных тезисов опубликованного в мае интервью журналу ЕМ Александра Рара (‘Путин – не диктатор’). Два эксперта по России, таким образом, открыли очень важную дискуссию, которая будет продолжена в следующих номерах журнала.

От редакции ЕМ
Кай Элерс – публицист, исследователь процессов трансформации и инициатор проектов международного сотрудничества в области культуры.

Интервью с Александром Раром представляет большой интерес, не в последнюю очередь, по той причине, что он дает некоторые ответы, с которыми решительно нельзя согласиться. Я согласен с оценками Рара, что касается позиции Владимира Путина, который, разумеется, ‘не диктатор’, а человек, который очень хотел бы встать на путь авторитарных преобразований в направлении демократической реставрации российского величия, – но при этом запутавшийся в противоречиях. Любая иная точка зрения – пропаганда заинтересованной стороны.
Однако крайне спорными являются отдельные допущения, идущие вразрез с тезисом Александра Рара о том, что у России, мол, в долгосрочной перспективе нет иного шанса, кроме ‘политического объединения с Европой’, который он приводит в начале своего интервью.
Об этих допущениях вкратце:
1. Ожидание исламской опасности. Александр Рар говорит, мол, она приведет к столкновению с исламом, выстоять в котором Россия сможет, лишь развернувшись в сторону Европы. Но на чем базируется гипотеза подобного развития? Не используется ли в данном случае бездумно американский образ врага, представляющий ислам в качестве глобального противника? Может, стоит подойти к этому более дифференцированно? – У России, без сомнений, есть столетняя история противостояния с исламом. Но у России одновременно – такая же долгая история интеграции ислама и сотрудничества с ним в границах российского государства и за их пределами, из чего Россия даже черпала силы. Вместо противостояния, которого опасаются, возможно, что Россия сыграет интегрирующую роль в конфликтах с исламскими течениями и странами, затеянных США. И ни в коем случае, наконец, нельзя считать делом решенным, будто именно из Европы придет помощь России, оказавшейся в трудном положении, если помощь эта вдруг понадобится. В данный момент, скорее, создается впечатление, что Европа содействует антироссийским течениям и настроениям в кавказско-среднеазиатском коридоре.
2. Гипотеза о ‘желтой опасности’. О ее наличии можно догадаться из слов Александра Рара, сказавшего, что, мол, на востоке России китайцы расселяются ‘уже сотнями тысяч’, даже создают ‘свои собственные структуры’, Китай, дескать, завтра будет рассматривать Россию в качестве младшего партнера. Однако такие утверждения теряют убедительность по мере более конкретного знакомства с происходящими процессами непосредственно на местах. Исследования процессов миграции вдоль китайско-российской границы не подтверждают данные о сотнях тысячах (а в некоторых случаях – миллионах) китайских переселенцев. Допущение, что, мол, нынешний промышленный рост Китая превратит Россию в младшего партнера, является пока не более чем линейной экстраполяцией сегодняшних темпов роста Китая. Совсем не учитывается возможность кризисных процессов в рамках этого роста.
3. Допущение, будто ЕС будет неуклонно расширяться, вплоть до включения в свой состав России, – видимо, просто иллюзия. Факт то, что разлад в чересчур расширившемся ЕС имеет место уже сегодня, особенно между Германией и Францией, с одной стороны, которые хотят строить с Россией стратегическое партнерство, и новыми восточными партнерами, с другой стороны. Последние отворачиваются от Москвы и чувствуют себя, будто попали в жернова между Москвой и западными партнерами ЕС. Россия, как часть ЕС, – вызывает ассоциацию с хвостом, виляющим собакой, если под ‘ЕС’ понимать ‘европейские ценности’, которые постоянно выносятся на передний план. Но и в данном случае я не соглашусь, так как, во-первых, нет никакой уверенности, что ЕС реализует свои собственные ценности, а, во-вторых, не гарантировано, что Россия просто примет эти ценности.
С учетом трех названных аспектов мне кажется рациональнее, как это делает Путин, считать Россию центром евразийской интеграции, находящимся во взаимодействии с другими пространствами Евразии – ЕС, Китаем и Японией, индийским и арабским миром – и помимо того с США и другими партнерами глобального масштаба. Путин, по всей видимости, не отказался от концепции многополярного мирового порядка. С другой стороны, в ЕС нет никакого согласия относительно, того нужно ли ему интегрироваться с Россией или же, следуя стратегии США, изолировать.

Оригинал публикации: Russland wird ein eurasischer Integrationsknoten

Статьи "Flattr"


Flattr это система микроплатежей. Более точно, это система микропожертвований, открытая для публичного доступа в мае 2010 года только по приглашениям, а затем открытая для свободного доступа 12 августа 2010. Flattr — проект, начатый Peter Sunde и Linus Olsson. Пользователи могут платить маленькое количество денег каждый месяц(минимум 2 евро), а после нажимать кнопки Flattr на сайтах для того чтобы разделить деньги, которые они отдали, между сайтами наподобие интернет банки для пожертвований. (Слово "flattr" используется как глагол, для того чтобы обозначить платежи через систему Flattr, таким образом, когда пользователь нажимает на кнопку Flattr, и он одновременно вошёл на сайт Flattr, такие действия называются "flattring".) Sunde сказал, «Мы хотим поощрять людей делиться деньгами и творчеством». (Материал из Википедии)