Hinweis: Diese Seite ist auch auf russisch verfügbar. Klicken Sie hier, um zur russischen Seite zu gelangen.

Дорогие друзья!

Мы приветствуем Вас на русско-немецком сайте Кая Элерса!
После полугодовалого перерыва мы рады предоставить вновь Вашему вниманию текущие публикации Кая Элерса в переводе на русский язык.
Мы - это команда переводчиков, объединившихся с важной на наш взгляд целью донести до русскоязычной общественности критические статьи немецкой публицистики.
Помимо актуальных текстов мы постараемся восполнить пробел и предоставить Вашему вниманию также и предыдущие статьи и публикации Кая Элерса.
С наилучшими пожеланиями, команда переводчиков и, разумеется, Кай Элерс.

Пока ничего не решено: Приговор на процессе Ходорковского

Один этап схватки за контроль над месторождениями нефти России позади. Впереди – следующий.

 

Нет сомнений, что процесс и приговор, оглашенный на процессе по делу российского нефтяного магната Ходорковского, имеют не только ‘политические мотивы’, как это считают его защитники в Совете Европы. Они являются выражением конфронтации, имеющей стратегическое значение, между государственной властью и частным капиталом. Речь идет не больше и не меньше, как о вопросе, под чьим же контролем будут находиться национальные ресурсы нефти и природного газа, дающие 40 процентов доходов государственного бюджета и 55 процентов экспортной выручки. С помощью процесса против Ходорковского жестоко и избирательно ликвидируются уродства приватизации. Это является провозглашенной политикой Владимира Путина – ее поддерживают, согласно опросам, 70 процентов населения.

 

Нет также сомнений в том, что характер процесса – начиная с устрашающе обставленного ареста Ходорковского и самого хода процесса вплоть до жестокого приговора, предусматривающего заключение сроком на девять лет, – не отвечает в плане соблюдения прав человека нормам ООН и канонам ЕС. Логично, что правозащитная организация Аmnesty international (ai) после первоначального отказа объявила Ходорковского политическим заключенным.

 

Но слишком длительный срок предварительного заключения обвиняемого, а также избирательность действий отнюдь не являются в данном случае лишь российской особенностью. В этом плане немецкие органы правосудия, как и российские, подходят к аресту обвиняемых избирательно, если вообще что-то предпринимают в отношении преступников в экономической сфере. Учитывая это, о деле Ходорковского можно было бы забыть, если бы оно порой не становилось причиной кампании, создающей испытанный образ врага. Все началось со статьи Збигнева Бжезинского (Zbigniew Brzezinskis). В ней, под заголовком ‘Московский Муссолини (Mussolini)”, он высказал в Wall Street Journal точку зрения, будто Владимир Путин пытается построить фашизм по образцу Муссолини – Россия, мол, идет к тому, чтобы превратиться в ‘фашистское нефтедобывающее государство’. Сильные слова, которые не остались без внимания в неоконсервативной Америке. Брюс Джексон (Bruce Jackson), коммивояжер, занятый проектом Project on Transitional Democracies, поставил после этого на главе российского государства клеймо антисемита: ‘С той поры, как был избран Путин, все ведущие фигуры, отправленные в эмиграцию или арестованные, были евреями. Мы являемся свидетелями самой масштабной со времени конфискации времен нацизма в тридцатые годы незаконной экспроприации еврейского капитала. . .’. А по поводу Ходорковского было сказано следующее: ‘Арест такого человека дал нам сигнал, что наша добрая политика в отношении России провалилась. Мы обязаны теперь понять, что произошло масштабное подавление прав человека’. В Москве, мол, создана власть, напоминающая собой власть времен ‘Холодной войны’. Несколько позднее, 28 сентября 2004 года, появилось ‘открытое письмо’ в адрес руководства стран НАТО и ЕС, которое подписали 150 деятелей Европы и США, в том числе, председатель немецкой Партии зеленых. Письмо, выдержанное в духе соответствующей риторики о правах человека, корреспондировалось с попыткой оказать прямое влияние на российскую политику и поддержать ‘демократические силы’. 5 октября 2004 года к этому добавились ‘Призыв к соблюдению принципов правового государства и справедливости в деле Ходорковского’, с которым выступил Фонд Белля (Boell), а также акция солидарности в поддержку нефтяного магната и миллиардера.

 

Для точности следует напомнить, что Ходорковский – вопреки всем патриотическим заверениям – незадолго до своего ареста уже собирался слить нефтяной гигант ЮКОС с ‘Сибнефтью’ и другими концернами, принадлежащими США, и создать транснациональное предприятие, к которому российское государство уже не должно было бы иметь никакого доступа. Намечались политические связи в США. Как сообщала International Herald Tribune, Ходорковский пытался обеспечить себе за большие деньги вход в ‘политический клуб’. Говорят, что в период с 2001 года по 2003 год с этой целью ежегодно выделялись по 50 миллионов долларов США. Из них один миллион – в качестве пожертвования Королевской библиотеке и 500000 Фонду Карнеги (Carnegie), которые, в свою очередь, пустили эти деньги на поддержку неправительственных организаций в России. Далее Ходорковский делал великодушные подарки неоконсервативным институтам США и открыл Совет управления своего собственного фонда для влиятельных американских политиков, таких, как бывший сенатор-демократ Билл Бредли (Bill Bradley) и Генри Киссинджер (Henry Kissinger).

 

Накануне войны в Ираке он выступил – очевидно, с учетом запланированной экспансии ЮКОСа – против отрицательной позиции Шредера (Schroeder), Ширака (Chirac), а также Путина и высказался за российско-американский военный альянс. При этом речь для него могла идти не о соперничестве с главой российского государства за власть, что ему всегда охотно приписывали. Будучи олигархом с американскими покровителями Ходорковский никогда бы не смог завоевать на свою сторону большинство населения. Вопрос о власти имел другой смысл и звучал таким образом: кто будет контролировать в будущем нефтяное богатство Евразии? – Путин в этой борьбе выиграл для России первый раунд, но окончательно вопрос это пока не решает.

Статьи "Flattr"


Flattr это система микроплатежей. Более точно, это система микропожертвований, открытая для публичного доступа в мае 2010 года только по приглашениям, а затем открытая для свободного доступа 12 августа 2010. Flattr — проект, начатый Peter Sunde и Linus Olsson. Пользователи могут платить маленькое количество денег каждый месяц(минимум 2 евро), а после нажимать кнопки Flattr на сайтах для того чтобы разделить деньги, которые они отдали, между сайтами наподобие интернет банки для пожертвований. (Слово "flattr" используется как глагол, для того чтобы обозначить платежи через систему Flattr, таким образом, когда пользователь нажимает на кнопку Flattr, и он одновременно вошёл на сайт Flattr, такие действия называются "flattring".) Sunde сказал, «Мы хотим поощрять людей делиться деньгами и творчеством». (Материал из Википедии)


метки: Ходорковский