Hinweis: Diese Seite ist auch auf russisch verfügbar. Klicken Sie hier, um zur russischen Seite zu gelangen.

Дорогие друзья!

Мы приветствуем Вас на русско-немецком сайте Кая Элерса!
После полугодовалого перерыва мы рады предоставить вновь Вашему вниманию текущие публикации Кая Элерса в переводе на русский язык.
Мы - это команда переводчиков, объединившихся с важной на наш взгляд целью донести до русскоязычной общественности критические статьи немецкой публицистики.
Помимо актуальных текстов мы постараемся восполнить пробел и предоставить Вашему вниманию также и предыдущие статьи и публикации Кая Элерса.
С наилучшими пожеланиями, команда переводчиков и, разумеется, Кай Элерс.

Что русского в России? История и современность российского корпоративизма. Предпосылки и история.

Из книги Кая Элерса:
Эрос информального

Россия, вопреки широко распространённым представлениям, не является Европой. Россия – это пространство между Европой и Азией. Оно возникло на этапе Великого передвижения народов между Тихим и Атлантическим океанами, с востока евроазиатского пространства на запад и с запада на восток. На рубеже нашей эры это были гунны, держава которых достигла своего могущества к середине V века в период правления Атиллы, затем это были монголы в XIII, XIV и XV веках, позднее вновь турки. В обратном направлении с запада на восток двигались немецкие крестоносцы (Немецкий рыцарский Орден), сами русские, Наполеон и, наконец, Гитлер.

Россия является многонациональным государством, возникшим из этих передвижений народов. Российская империя возникла в европейском, христианском движении противостояния Великой монгольской империи, в ходе колонизационной политики, постепенно вытеснявшей на восток монгольское влияние – в боях или благодаря умелой союзнической политике. При этом Россия смогла приспособить, трансформировать и интегрировать региональную политику Монгольской империи, её структуры правления и отчасти социальные структуры, в особенности же её кочевые элементы.

Несколько столетий сосуществования и борьбы, союзнических переформирований, войн, восстаний и противостояний Монгольскому игу отразились на структурах правления Российской империи. Это означало по своей сути, что народности, племена и сами князья находились в подчинении у центральной власти, выплачивали ей десятину и предоставляли своих воинов по первому требованию власти. В остальном они обладали собственной властью, жили по своим законам и соблюдали свои традиции. Так, как когда то Чингизхан, сначала Московские великие князья, а затем и самодержцы Российской империи – цари, сплачивали железным обручом многочисленные народности, культуры и страны евроазиатского пространства, которые в широких просторах страны продолжали жить своей обычной жизнью.

Россия не является Европой и в климатическом отношении. Она расположена в одиннадцати часовых поясах, кроме того, на территории с севера на юг здесь представлены почти все возможные климатические зоны – от полярной до пустынной, которые отличаются своими условиями для землеводства, скотоводства и для жизни людей. Среди этих зон есть всего несколько тех, которые известны нам в Европе. Соответственно отличаются друг от друга и экономические районы России. Старая Москва не смогла уравнять неравномерное развитие различных регионов. Только в Советском Союзе удалось в течении определённого времени и в ограниченной мере уравнять эту разницу. Это позволило появиться громадному потенциалу развития, однако это и стало причиной распада Союза, поскольку, инициируя процесс развития Советский Союз сам стал тормозом этого процесса.

При данных условиях развилась особая структура Российской Империи в географическом, социально-экономическом и ментальном отношении. Центр представлял собой политическое связующее звено – на местах существовало корпоративное единство, извне воспринимаемое как авторитарное, однако внутри являющееся в своей основе демократическим. Этим единством был народ, княжество, племя, культурное или религиозное сообщество, город и, наконец, деревня, которые как бы наслаивались друг на друга. Дуализм царя и деревни – или же церкви или помещиков на месте царя – являлся основой государственного строя.
Деревенская община представляла собой управленческую единицу в царизме, она должна была платить налоги соответственно числу имеющихся «душ» и поставлять молодых мужчин на службу в армию. Однако община сама принимала решения, касающиеся её экономического развития и регулировала отношения внутри самой общины. Общину представлял выбираемый народом староста. Принятые им решения должны были выполняться беспрекословно. Внутри общины существовало самоуправление. Внутри общины принимались решения на основе общего положения об имуществе путём консенсуса или принципа большинства. Самым важным событием для каждого поколения являлось проводимое регулярно публичное собрание для распределения общего имущества.Участки земли выделялись на ограниченное время в соответствии с количеством человек в отдельной семье. Позднее на основе деревенских общин появились артели, схожие с западными гильдиями организации наёмных рабочих, в которых сначала трудились крестьяне, а затем и рабочие из города. В отличии от запада артели не распространялись за пределы деревень. Схожесть общин и артелей настолько велика, что в современном языке они являются почти что синонимами. Пётр Кропоткин очень доходчиво описал это в своих трудах.

В этой форме правления, объединения абсолютного самодержавия с самоуправлением в деревенских общинах на основе обоюдной поддержки, прослеживались признаки монгольского порядка территориального подчинения и выплаты дани, включая элементы «демократии Орды». Для монгольского государства было характерны нескончаемые дискуссии на демократической основе, принятия решений на основе консенсуса или принципа большинства, а после принятия решений беспрекословное подчинение указаниям выбранного предводителя.

Эта форма правления была очень удобной для царя, она гарантировала поступление налогов и воинов и не обязывала к ответственности за развитие на местах. Для жителей деревни, в свою очередь, это было гарантом покровительства царя без принуждения к соблюдению чужих традиций и законов. Так было выгодно обеим сторонам – центральной власти и демократии, или даже анархии, в смысле возможности самоопределения без непосредственного господства центральной власти в регионах, но находясь под её защитой. В такой двойной структуре развивалась Российская империя.

Россия пошла путём развития, который явно отличался не только от основных
направлений развития в Западной Европе, но и в Азии, где крестьянские общины уже давно были лишены совместного имущества и управлялись извне, потеряв свою самостоятельность в феодальных структурах управления. Однако в России крестьянская община стала основой общественного бытия, основной единицей государственного управления, и даже этнической единицей, если учесть, что церковь, тесно связанная с царём, провозгласила общину божьим дарованием. Но это ещё не всё: С XV века существовал указ, запрещающий крестьянам покидать деревню. В то время, когда на западе уже было отменено крепостничество, жители российских деревень обладали социальным статусом, для которго на западе даже не существовало понятия: Крестьяне были управляемыми крепостными, послушниками, рабами, «душами», которых по желанию царя или его заместителя на местах могли дарить, продавать, изнемождать и истязать. И это всё при том, что они жили в то же время при демократических, архикоммунистических отношениях самоуправления и взаимопомощи. Так возникло такое парадоксальное явление как «оброчные крестьяне». Оброчные крестьяне были одновременно предпринимателями в своёй деревне и крепостными. Когда Россия стала постепенно вступать в процесс индустриализации, некоторые из них стали даже богатыми крестьянскими фабрикантами и нанимали в свою очередь в рабочие других жителей деревни.
Попытки модернизации

Хотя дуализм царя-деревни, центра-региона и был очень удобен для московских государей, в нём было однако скрыто противоречие, которое препятствовало развитию государства. Поскольку царь не нёс ответственность за развитие на местах, деревни подвергались беспощадной эксплуатации со стороны церкви и дворянства, а рекрутирование молодых солдат приводило практически к истреблению деревенского мужского населения. Постоянно растущее равнодушие к потребностям деревень способствовало социально опасному обеднению крестьянского населения. Как следствие в деревнях возникали голод, кризисы и восстания. Всё чаще деревни, целые регионы, многие из которых представляли собой отдельную народность, пытались освободится от центральной власти. Но никогда дело не доходило до революции, которая поставила бы под вопрос основу государственной власти, взаимосвязь центра и региональной власти. Самые крупные восстания, такие как под руководством Стеньки Разина в 1670 году или Емельяна Пугачёва в 1773-1775 годах преследовали своей целью лишь свержение царя, неспособного управлять страной, дабы заменить его новым, лучшим царём.
Также и реформы сверху, инициированные Петром Первым после разрушительных восстаний под руководством Стеньки Разина и всё чаще проводимые с тех пор, не смогли изменить сложившиеся между центром и регионами отношения. Целый ряд последовательно проводимых мероприятий по модернизации государственных отношений свидетельствует об этом.
Пётр Первый пытался решить эту проблему силой «сверху». Он импортировал западные общественные устои и насадил военную индустрию западного типа, пошёл на прямую конфронтацию с традициями в правящей прослойке, рекрутировал молодых мужчин из деревень для продолжительных завоевательных войн. Но он не смог распознать основную причину конфликта между царём и деревней, во всяком случае он не пытался её разрешить. Напротив, используя отношения между царём и деревней, он помог первым крупным российским промышленникам скупать целые деревни, для эксплуатации их жителей на своих фабриках.
В середине 19 века царь Александр II. распознал непреодолимое препятствие для дальнейшей модернизации страны, состоявшего в том, что 80 % крестьянского населения страны являлись крепостными. Как следствие, в 1861 году он объявил об отмене крепостного права. Таким образом «сверху» было рассторгнуто единство царя и деревни. С тех пор каждый крестьянин являлся собственным юридическим лицом, ответственным за свою жизнь. Так Александр II. хотел с одной стороны освободить рабочие силы для расширения индустриального производства России, с другой стороны он хотел создать сильное крестьянское сословие.
Однако в результате вышло иначе: Когда Александр II. позволил деревенским общинам самим распределять землю, случилось неожиданное: Крестьяне, покинувшие деревни в поисках заработков на городских фабриках, потянулись назад в деревни, чтобы их учли при распределении земли. Деревенские общины не прекратили своё существование, а напротив стали определяющей силой в этом процессе. Если раньше царь, дворянство, или церковь несли хотя бы формальную ответственность за своих крестьян, то теперь они были избавлены от любой ответственности. В результате деревенские общины и некоторые крупные зажиточные крестьяне стали организующей силой, в то время как бедняки стали ещё беднее и лишились любой защиты.
В 1907 году Пётр Столыпин, министр царя Николая II., сделал новую попытку решить проблему деревенских общин прогрессивным, как он считал, способом. Он лишил деревни права на самоуправление, запретил хозяйствование, основанное на общем имуществе и приказал распустить деревенские общины. Деревенские бедняки должны были наниматься в рабочие на городские фабрики, оставшиеся же средние и зажиточные крестьяне должны были составить крестьянство, способное за счёт доходов от продажи сельскохозяйственной продукции поддержать развивающуюся российскую индустрию.
Столыпин натолкнулся на решительное сопротивление крестьян, которое он пытался подавить силой. В 1911 году он сам стал жертвой покушения. Реформы не были продолжены. До сих пор учёные спорят о том, были ли реформы остановлены в связи с началом войны, или же сама война, что касается участия в ней России, стала следствием неразрешимых противоречий, возникших между царём и крестьянством. Неоспоримым фактом является то, что отношения между царём и крестьянством были толчком для начала революции и повлияли на ход её развития. В то время 80 % населения были жителями деревень. Уже февральская революция проходила с обещанием земельных реформ. Когда летом 1917 года проводилось распределение земли, крестьянсие юноши побрасали в окопы свои винтовки и вернулись в родные деревни, чтобы быть уверенными, что они действительно получат положенный им участок земли. Ленин завоевал доверие возмущённых крестьян, пообещав каждому не только окончание войны, но и землю, даже для тех, кто не принадлежал к какой либо деревенской общине. Так сторонниками Ленина стали советы рабочих и солдатских депутатов, которые по своей сути были рабочими и крестьянскими депутатами.
Однако и Ленин не смог решить земельный вопрос: В «Декрете о земле», изданном революционным правительством одних из первых, передача общественного имущества во всенародное достояние по образу крестьянской общины называлась основным принципом Советского государства. Согласно этому принципу стали организовываться и производственные коллективы. Однако в то же время крестьяне возвращались в деревни, поскольку им было обещано, что они получат участок земли в частное пользование. Таким образом конфликт между частным пользованием и положении об общественном имуществе, между самоуправлением и централизмом был урегулирован, но не исчерпан, что именно и послужило его дальнейшему обострению.
Очередную попытку решения этого конфликта предпринял Иосиф Сталин. После окончания НЭПа, которой Ленин закончил эпоху военного коммунизма, в деревенских общинах вновь, как во времена Столыпина, образовалась богатая крестьянская прослойка. Эти разбогатевшие крестьяне – кулаки – определяли жизнь в деревенской общине. Когда они отказались платить налоги в рамках объявленной партией кампании по индустриализации, Сталин мобилизовал деревенских бедняков против них. Целью опять таки было расширение рабочего класса и создания из остатков крестьянских бедняков и середняков сильного среднего крестьянства. И вновь произошло нечто неожиданное: Когда миллионы кулаков, а с ними и многие другие, кого оклеветали таковыми, были расстреляны, изгнаны или депортированы, деревни превратились в бедные хозяйства, лишённые активных предпринимателей. Нужда заставила оставшихся жителей деревни объединится в сообщества, которые затем были узаконены правительством как колхозы и совхозы. Сталин подчинил государственному управлению добровольные объединения, обозначив их коллективными хозяйствами (колхозами), а оставшиеся отдельные частные сельские хозяйства были объеденены в совхозы (советское хозяйство). Так кампания, направленная на ликвидацию деревенских общин, способствовала их окончательному укреплению в качестве основной единицы советского государства; дуальность царя и деревни, центра и корпоративной единицы на местах, которая пошатнулась после свержения царя в 1917 году, вновь репродуцировалась в партии и колхозах/совхозах. Эта структура сохранилась с тех пор – с минимальными изменениями – до начала перестройки.

(продолжение следует)

Перевод: Хельга Мачильски

Кай Элерс, публицист
www.kai-ehlers.de, info@kai-ehlers.de
Rummelsburgerstr. 78, 22147 Hamburg
Teл./Фaкс: +49 (0) 40 64789791, Moбильный: +49 (0) 170 2732482

Информация на русском языке по телефону: +49 (0) 6145 599955

© Kai Ehlers. Публикация материалов осуществляется на гонорарной основе.

Статьи "Flattr"


Flattr это система микроплатежей. Более точно, это система микропожертвований, открытая для публичного доступа в мае 2010 года только по приглашениям, а затем открытая для свободного доступа 12 августа 2010. Flattr — проект, начатый Peter Sunde и Linus Olsson. Пользователи могут платить маленькое количество денег каждый месяц(минимум 2 евро), а после нажимать кнопки Flattr на сайтах для того чтобы разделить деньги, которые они отдали, между сайтами наподобие интернет банки для пожертвований. (Слово "flattr" используется как глагол, для того чтобы обозначить платежи через систему Flattr, таким образом, когда пользователь нажимает на кнопку Flattr, и он одновременно вошёл на сайт Flattr, такие действия называются "flattring".) Sunde сказал, «Мы хотим поощрять людей делиться деньгами и творчеством». (Материал из Википедии)