Hinweis: Diese Seite ist auch auf russisch verfügbar. Klicken Sie hier, um zur russischen Seite zu gelangen.

Дорогие друзья!

Мы приветствуем Вас на русско-немецком сайте Кая Элерса!
После полугодовалого перерыва мы рады предоставить вновь Вашему вниманию текущие публикации Кая Элерса в переводе на русский язык.
Мы - это команда переводчиков, объединившихся с важной на наш взгляд целью донести до русскоязычной общественности критические статьи немецкой публицистики.
Помимо актуальных текстов мы постараемся восполнить пробел и предоставить Вашему вниманию также и предыдущие статьи и публикации Кая Элерса.
С наилучшими пожеланиями, команда переводчиков и, разумеется, Кай Элерс.

Развивающаяся страна нового типа

Из книги Кая Элерса:
Россия – прорыв или перелом в развитии. Между старой властью и новым порядком. Беседы и впечатления.

В заключении темы, мы с Ефимом Бершиным решили подробнее обсудить понятие «развивающаяся страна». Россия в очередной раз превратилась в развивающуюся страну, но не в смысле отставания от других, а с точки зрения экономического, социального и этнического перелома – в развивающуюся страну нового типа. В России всё находится в процессе движения, даже что касается образа мышления. Здесь не существует каких- то приоритетных, однозначных или односторонних ориентаций на запад или на восток, в сторону капитализма или назад в сторону социализма, к христианству или к исламу, вообще к какой-либо религии или, наоборот, к атеизму. Здесь скорее происходит своего рода процесс сложных турбулентных движений на всех уровнях и во всех областях.

Таким образом Россия вновь становится – как это уже много раз показывала история – развивающейся страной в том смысле, что в российском пространстве, представляющем собой интеграционное пространство между Европой и Азией, все мировые влияния перекрещиваются и воплощаются в новые идеи. Интересно, что об этом говорит и В. Путин. Но форма развития, которую принимает страна под его руководством является очень неудачной – в настоящее время в России возрождается эпоха патернализма в духе царской России. В принципе, в России невозможна любая другая политика, кроме политики обновления интеграционных сил.
Борьба за новые цели, новые силы, новые методы интеграции определяет всю русскую,
а точнее российскую жизнь, т.е. не только русских славян, но и других народностей и культурных сообществ России, и не в последнюю очередь и в глубочайшей мере в области этики и религии. Без этой этики страна не сможет существовать, а люди не смогут выжить. Несмотря на свои стремления к изоляции и централизации, Россия продолжает подвергаться хаотичному влиянию извне (как в настоящее время в процессе глобализации). Очевидно, что в многогранности и хаотичности российского пространства, представляющего собой, несмотря на всё, единое целое, и нужно искать коренные причины «этического экстремизма», в котором и с которым живут российские люди. Только глубочайшее осознание человеком своих моральных обязанностей, позволит ему получить в этом открытом пространстве какую-то поддержку, уверенность, чувство родины.

Поэтому для русского человека, в отличии от нас, родиной является не прекрасный ландшафт или что-то в этом роде, а русская культура и всё, что под этим подразумевается: ценности совместной жизни, язык, песни и т.д. – наконец наличие определённой моральности, которую включает в себя понятие общества. Мораль общества в просторах России – это особо ценное имущество, которое не может существовать само по себе, оно должно быть найдено и сохранено в этих бескрайних, безбрежных просторах . Иначе говоря: европеец рад найти место, где он мог бы побыть один, а в России люди рады найти компанию, которая могла бы спасти их от одиночества и брошенности.

На протяжении 70 лет «реально существовавшего» социализма традиционные моральные ценности хотя и были сохранены, но были также и заметно дискредитированы. В настоящее время они подвергаются серъёзному сомнению – как когда-то во времена монгольского нашествия, правления Ивана Грозного, во времена великих крестьянских восстаний в 18 веке и начинающейся эпохи капитализма и революционного движения конца 19 – начала 20 века. Силы извне вновь разрушают с трудом восстановленное равновесие между востоком и западом, севером и югом континента – в этот раз в обличии «глобализации». И снова Россия должна для себя в корне определить понятие морали выживания с учётом своих территориальных, этнических и духовных особенностей.

Поскольку Россия является центром евро-азиатского континента, который превосходит другие по объёму территории и по численности населения, то это понятие имеет значение для всего мира. В определённой мере это происходило и раньше – с последствиями как для европейского так и азиатского хода развития истории. Сегодня в процессе развития, скорее на новом этапе усиленной глобализации рынка и связанной с этим взаимозависимости государств, это понятие касается вcего мира, независимо от того, хотим мы того или нет. В общем, миру не может быть безразлично, какая сторона российской действительности окажет на него своё влияние – жестокость российской мафии или культура российских общественных традиций или, конкретнее формулируя, какие асоциальные или социальные импульсы, восходящие из трансформации, или скорее из модернизации российской общественной этики, отразятся на его развитии.

Сегодня в России индивидуализм и коллективизм столкнулись самым грубым способом в широком масштабе и глубочайшем смысле. Новые формы сосуществования отдельных интересов и интересов коллектива проходят испытания самыми экстремальными способами, переживаются, придумываются заново – на всех уровнях человеческого существования, начиная с детского сада и до смерти и далее в представлениях о жизни после физической смерти. В этом смысле Россия представляет собой сегодня огромное беспокойное пространство созидательной силы глобального значения, влекущего за собой возникновение новых этических пространств.

Ефим Бершин видит во всём этом возникновение новой религии, хотя он и дистанцируется от существующих сегодня религиозных общин. Его кредо: найти бога в человеке. По его мнению, Россия несёт в себе историческую миссию – обретение веры в самого человека путём преодоления иидуаизма, исторических религиозных общин христианства и ислама. Это великая мысль.

Я бы хотел тут выразится более осторожно. В развитии российской истории последних десятилетий хотя и проявляются некоторые элементы трансформации и становятся заметными переходы от пирамиды как модели развития общества к новым представлениям о человеческом сосуществовании, опирающимся также и на предыдущий опыт человечества, но всё это напоминает скорее лабиринт. Образуются сообщества, в которых индивидуум и коллектив вступают в новые отношения . Здесь безусловно открываются новые духовные возможности, которые имеют значение не только для России, но пока они являются только каркасом на котором могли бы возникнуть новые идеи. Назвать это развитие новой этикой пока нельзя.

В любом случае необходимо дальнейшая работа в этом направлении.
Курс Путина ведёт Россию к новой точке разветвления. В своём телевизионном выступлении после трагедии в Беслане, смысл которого заключался в том, что «мы были слабы, а слабых бьют», Путин провозгласил необходимость национального единства и организации гражданского населения. Как показывают принятые после событий в Беслане постановления, речь идёт далеко не о демократии западного типа, а о типично русском преодолении существующей смуты, большого беспорядка, посредством организации патриархального единого общества.
Смута представляет собой состояние неорганизованного плюрализма, в котором Россия в ходе своего развития не раз увязала во времена распада центра власти между Европой и Азией. В состоянии полярности между анархией и централизмом Россия поднималась в своём развитии.

Путин пытается воспроизвести это состояние полярности, в то время как Горбачёв ставил его под сомнение, а Ельцин превратил его в плюралистический хаос. Сильная позиция Путина является одновременно и предпосылкой и препятствием для развития России. С одной стороны его политика создаёт благоприятные условия для прилива инвестиционного капитала со стороны Запада и соответственно способствует внутренней стабильности в стране. Однако с другой стороны, разрушается система самообеспечения российского общества в интересах той же стабильности и, таким образом, большая часть населения становится недовольна политикой государства, действующего поперёк экономических и культурных интересов своих граждан. Поэтому все попытки достигнуть консенсуса в обществе будут тщетными. Объявление превентивной войны международному терроризму требует идеологической подготовки, к которой большинство российского населения не готово.

В результате получается раздвоение общества на два класса – правящего политического с одной стороны и обособленного параллельного общества, опирающегося на традиционные формы самообеспечения с другой. Путин стоит перед выбором – признать это обособление или подавить его силой. В первом случае это означает продолжить шаткий путь трансформации общества, укрепить надолго симбиоз капитала с аграрно ориентированным самообеспечением и позволить со временем возникнуть новым отношениям. Подавление этого обособления означает поддаться иллюзиям прогресса и искать приключения в империальном расширении. Какой путь выберет в будущем Путин неизвестно. В настоящее время он старается придерживаться золотой середины. Но пока Путин или его преемник будет идти путём реформ, существует шанс, что трансформация патриархального попечительного государства, несмотря на все трудности и кризисы, не потерпит крушение, а сможет обновить традиционный симбиоз производства и самообеспечения в современных условиях. Россия могла бы пойти путём модернизации и объединить индивидуальные инициативные движения западного типа и традиционно российские общественные структуры и создать новую модель самоопределения индивидуума в обществе, что дало бы импульс новому развитию Запада. Возможно это станет только в том случае, если Россия не останется изолирована в своём развитии и не будет рассматриваться как враг, а будет признана страной с неповторимой индивидуальностью и получит соответствующую поддержку.

Перевод: Хельга Мачильски

Кай Элерс, публицист
www.kai-ehlers.de, info@kai-ehlers.de
Rummelsburgerstr. 78, 22147 Hamburg
Teл./Фaкс: +49 (0) 40 64789791, Moбильный: +49 (0) 170 2732482

Информация на русском языке по телефону: +49 (0) 6145 599955

© Kai Ehlers. Публикация материалов осуществляется на гонорарной основе.

Статьи "Flattr"


Flattr это система микроплатежей. Более точно, это система микропожертвований, открытая для публичного доступа в мае 2010 года только по приглашениям, а затем открытая для свободного доступа 12 августа 2010. Flattr — проект, начатый Peter Sunde и Linus Olsson. Пользователи могут платить маленькое количество денег каждый месяц(минимум 2 евро), а после нажимать кнопки Flattr на сайтах для того чтобы разделить деньги, которые они отдали, между сайтами наподобие интернет банки для пожертвований. (Слово "flattr" используется как глагол, для того чтобы обозначить платежи через систему Flattr, таким образом, когда пользователь нажимает на кнопку Flattr, и он одновременно вошёл на сайт Flattr, такие действия называются "flattring".) Sunde сказал, «Мы хотим поощрять людей делиться деньгами и творчеством». (Материал из Википедии)